Безопасность Оценщика

Защита Оценщика является одним из основных направлений деятельности НП «СРОО «Экспертный совет». Опросы показывают, что обеспечение профессиональной безопасности – главный запрос Оценщиков к СРОО и другим профессиональным объединениям.

 

В последние годы наметилась негативная тенденция роста количества попыток привлечения Оценщиков к ответственности, в том числе уголовной.

Количественный рост сопровождается рядом сопутствующих трендов и фактов:

  • повышение квалификации оппонентов и качества материалов, направленных против Оценщиков;
  • включение Оценщика в состав обвиняемой группы лиц;
  • повышение внимания к роли Оценщика в процессах;
  • перекладывание вины с выгодоприобретателей сделок на Оценщика;
  • использование укрупненных непрофессиональных суждений для определения величины ущерба;
  • низкое качество судебной экспертизы, выводы которой ложатся в основу обвинений;
  • целенаправленная эскалация конфликтных ситуаций со стороны различных интересантов с целью дискредитации как отдельных заказчиков оценочных услуг, самих Оценщиков, так и оценочной деятельности, саморегулирования в целом.

Демотиватор для профессионального оценочного сообщества

Еще несколько лет назад «дело Ольги Морозовой» (Астрахань) казалось чем-то из ряда вон выходящим – три года условно за «ущерб» в 25 000 руб. (5% от стоимости объекта оценки), величина которого, по словам самого судебного эксперта, меньше погрешности расчетов [3, разд. 10.3]. Затем негативная практика начала набирать обороты и теперь распространилась повсеместно (см. приложение 1).

Получила широкое распространение следующая схема борьбы с чиновниками, курирующими имущественные блоки: поднимается какая-либо недавняя сделка или старая ситуация (а часто серия таковых), связанная с продажей государственного или муниципального имущества ® по инициативе следствия или недовольной стороны «поднимают» отчет об оценке проданного имущества (либо заключение эксперта, а иногда и просто «мнение») на текущую дату, из которого следует, что цена проданного имущества была существенно искажена ® заводится уголовное дело, которое может длиться несколько лет, а подозреваемые весь период расследования могут находиться в СИЗО, одним из фигурантов становится Оценщик. При этом в результате дела могут разваливаться.

Типичными примерами таких схем являются дела:

  • Евгении Васильевой (член Совета директоров ООО «Оборонсервис»);
  • Юрия Гамбурга (первый вице-мэр города Омска);
  • Владимира Грабарника (заместитель губернатора Тверской области);
  • Олега Березина (депутат Законодательного собрания Кировской области, дело ОАО «Уржумский Спиртоводочный Завод»).

Не стоит думать, что в неприятные ситуации попадают только мелкие региональные оценочные компании. За последние годы практически в режиме онлайн можно было наблюдать за делами как минимум двух крупнейших оценочных компаний федерального значения – ООО «Центр оценки «Аверс» и ЗАО «Центральная финансово-оценочная компания» (ЦФОК). В обоих случаях Оценщики получили обвинительные приговоры и отбыли значительное время в местах заключения: 1,5 и 2 года соответственно. В деле ЦФОКа пострадал не только Оценщик, получивший реальный срок, но и сама оценочная компания, которую уничтожили претензией на возмещение ущерба в размере более 50 млн. рублей. Похожим является также и дело в отношении сотрудника ДИГМ г. Москвы и Оценщика московской компании ООО «Пенни Лэйн Коммерц».

Вал претензий и обвинений продолжает сыпаться на кадастровых Оценщиков и Оценщиков, которые участвуют в процедуре «оспаривания» результатов определения кадастровой стоимости. Приведем несколько цитат:

  • «Мы не можем на это сквозь пальцы смотреть, когда конвейер жуликов работает... Идет серьезная мошенническая акция … Мы договорились с судами, прокуратурой…» (Президент Республики Татарстан Рустам Минниханов [2]);
  • «Недопустима ситуация, когда в рамках оспаривания кадастровой стоимости бюджеты теряют миллионы рублей. Задача муниципалитетов выяснить, кто из оценщиков должен компенсировать выпадающие доходы – кадастровый оценщик, если он завысил кадастровую стоимость, или индивидуальный оценщик, если он ее занизил в рамках оспаривания. А если муниципалитеты допускают сокращение доходной части бюджета в результате оспаривания, то они на эту сумму получат меньше денежных средств из областного бюджета» (вице-губернатор Владимирской области Елена Мазанько [2]);
  • «Оспаривания быть не должно. Если мы сделали неправильную оценку, ответить по полной программе должен оценщик, ведь эти доходы мы заложили в бюджет …» (Премьер-министр Башкирии Рустэм Марданов [5]).

Совсем недавно Счетная палата России по результатам своей работы высказала позицию о наличии ущерба, вызванного тем, что цены продажи земельных участков, основанные на отчетах об оценке, отличаются от кадастровой стоимости.

Буквально в реальном времени в сети «Фейсбук» можно было следить за началом развития ситуации вокруг челябинской оценщицы Людмилы Данилиной, которую следственные органы заподозрили в махинациях при оценке для целей кредитования [6]. Это был первый случай, когда деньги на адвоката собирали в форме пожертвований представители профессионального оценочного сообщества.

Центробанк обрушился с критикой на работу Оценщиков, буквально завалив дисциплинарные комитеты СРОО жалобами, которые, к сожалению для коллег, в ряде случаев являются обоснованными. В результате многие Оценщики получили дисциплинарные взыскания от своих СРОО.

Основные фигуранты многих дел начали действовать по схеме, выработанной защитой Евгении Васильевой  – под основной удар обвинителей выставляется Оценщик, формируется два рубежа защиты:

1) к основным выгодоприобретателям не могут предъявляться обвинения пока не доказано, что отчеты об оценке, на основании которых совершались сделки, искажают стоимость. Если таких доказательств нет, значит – нет и ущерба;

2) если доказан факт искажения стоимости в отчетах об оценке, то нужно судить Оценщика, так как заказчик не виноват, что Оценщик ввел его в заблуждение, ведь заказчик не обладает специальными познаниями в области оценочной деятельности.

Обращает на себя внимание нежелание судов разбираться в специфике оценочной деятельности. Например, решениями трех (!) инстанций Оценщику присудили выплатить «ущерб» за вероятностную природу рыночной стоимости, в частности за то, что в двух разных отчетах об оценке одного и того же нежилого объекта недвижимости, расположенного в сельской местности, были получены стоимости, отличающиеся на 5%. Компетентную оценку данному делу дал только Верховный суд РФ, в том числе благодаря подключению профессионального сообщества [7].

Следует заметить, что тенденция «закручивания гаек» характерна не только для Оценщиков. Аналогичные процессы наблюдаются и в других сферах деятельности – у аудиторов, конкурсных управляющих, банкиров (см. Приложение 2).

Интересен недавний пример, когда по сотрудникам банка среднего звена суд вынес решение о возмещении ущерба в размере более миллиарда рублей и реальный срок более четырех лет. Наказание последовало за «стремление угодить руководству, выслужиться, желании получать зарплату и рассчитывать на дельнейший карьерный рост». Под такую формулировку может попасть работа многих рядовых Оценщиков (см. п. 1 Приложения 2).

Вышеописанные отдельные примеры показывают, насколько сегодня для Оценщиков актуален вопрос безопасности профессиональной оценочной деятельности, и свидетельствуют о необходимости всестороннего глубокого исследования данной темы.

 

Основы безопасности Оценщика подробно рассматриваются в статье.

 


 

Подборка материалов по резонансным делам против Оценщиков:

  • дело Ольги Морозовой,
  • Челябинское дело (1, 2),
  • дело «Ко-Инвест Брянск» (1, 2).
     

 

Вопросу безопасности Оценщика посвящен профильный раздел Учебника – раздел 10.3 «О стереотипах (к вопросу о сговоре и ущербе)».

 


 

Адвокаты-партнеры, специализирующиеся на защите Оценщиков.

 


 

Партнерство проводит профильные мероприятия по безопасности Оценщика, на которых юристы-эксперты дают практические рекомендации о том, как вести себя на допросе в качестве свидетеля, подозреваемого или обвиняемого, и какие действия помогут Оценщику защитить себя в ежедневной работе.


3.4
3. Деятельность