Новости
Уголовное преследование оценщика. Детали Приговора

16 января 2012

Уголовное преследование оценщика. Детали Приговора

Действия Морозовой (по эпизоду хищения объекта недвижимости с земельным участком) суд квалифицировал по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 159 УК РФ как пособничество, т.е. содействие совершению преступления предоставлением информации и средств в мошенничестве, то есть в приобретении права на чужое имущество путем обмана, совершенное группой лиц по предварительному сговору с использованием своего служебного положения.

Морозову О.Г. обвиняли в том, что она, вступив в преступный сговор с должностными лицами муниципального образования, занизила в отчете стоимость приобретаемого этими должностными лицами через подставных лиц муниципального имущества (объектов оценки). По мнению следствия, размер ущерба, причиненный должностными лицами муниципальному образованию составил – 73 234 рубля 31 копейка! Данный вывод был сделан с учетом подготовленного по поручению следствия заключения, в соответствии с которым стоимость объекта оценки определена в размере 607 234 рубля 31 копейки.

В ходе рассмотрения дела в суде сумма ущерба была снижена до 29 000 рублей, так как по итогам проведения судебной экспертизы стоимость имущества составила 563 000 рублей.

При этом суд не принял к сведению, что методология оценки допускает наличие погрешности в расчетах, о чем заявил в заседании адвокат подсудимой Морозовой О.Г., приведя в качестве подтверждения позицию по данному вопросу НП «СРОО «Экспертный совет» и Лейфера Л.А. Так, в позиции НП «СРОО «Экспертный совет», сформированной с учетом ответа Лейфера Л.А., указано, что для объектов, сходных по характеристикам с объектом оценки, средняя погрешность результата оценки составляет 25%.

Вместе с тем сам эксперт, осуществляющий судебную экспертизу, на заседании пояснил, что допустимой для его расчетов он считает погрешность порядка 15%. Как видно из приведенных выше стоимостей, указанный судом ущерб попал в размер погрешности расчетов.

Суд также указал, что прямым доказательством виновности подсудимых являются показания, данные подсудимыми и свидетелями в ходе предварительного расследования.

И это при том, что в ходе судебного расследования ряд подсудимых и свидетель 

Летунов С.А. (оценщик) отказались от данных показаний, в связи с тем, что в ходе предварительного следствия на них оказывалось психологическое давление.

Однако суд сделал вывод о том, что все участники, в т.ч. и подсудимые добровольно, без какого-либо давления давали показания. Основания для исключения из числа доказательств данных документов не имеется, так как доводы о применении психологического давления при допросе в ходе предварительного расследования ничем по делу не подтверждены, опровергаются показаниями следователя СК РФ СУ по Астраханской области Приволжского МСО Пак Р.И., которая показала суду, что все, в т.ч. и свидетель Летунов давали показания добровольно, самостоятельно, подписывали протокол, прочитав.

В отношении показаний свидетеля Летунова С.А., данных в ходе предварительного следствия и в ходе судебного расследования, суд принял к сведению только показания, данные им в ходе предварительного следствия, указав, что его показания в суде не логичны, обусловлены его желанием помочь Морозовой избежать уголовной ответственности, в силу того, что она является его руководителем.  Показания же данного свидетеля в период предварительного расследования согласуются и с материалами уголовного дела, что позволяет суду взять их в основу выводов о виновности подсудимых, в т.ч. и подсудимой Морозовой, вопреки доводам последней.

Интересна позиция относительно оценки судом имеющихся в деле доказательств. Так, в материалах дела имеются две копии отчета об оценке. В отношении представленной Морозовой О.Г. копии отчета суд указал, что отчет является только копией, заверенной ненадлежащим образом, а именно, самой подсудимой Морозовой О.Г. (прим. НП СРОО «ЭС» 3-х годичный срок хранения копии отчета истек).  Более того, вопреки доводам последней, данный отчет отсутствует и у заказчика, в органах регистрации права, в СОГУ «Фонд госимущества Астраханской области», как в подлинном виде, так и в его копии. Копия отчета, на которой строилось обвинение, также не прошита, не пронумерована и никем не подписана. В соответствии с показаниями Морозовой  О.Г. такой отчет вообще не выпускался, а являлся рабочей версией, которую распечатали органы следствия с изъятых в ходе обыска системных блоков.  Данный отчет также отсутствует и у заказчика, в органах регистрации права, в СОГУ «Фонд госимущества Астраханской области», как в подлинном виде, так и в его копии, однако был принят судом в качестве надлежащего доказательства. 

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений (ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 159 УК РФ, ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 160 УК РФ) окончательно Морозовой Ольге Глебовне было назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 (два) года без штрафа, без ограничения свободы.

В приговоре указано, что на основании ст. 73 УК РФ назначенное Морозовой Ольге Глебовне наказание считается условным с испытательным сроком в 3 (три) года. Морозова О.Г. готовит к подаче кассационную жалобу.

4.1
4. Пресс-центр